avangard-pressa.ru

Память как конструктивный процесс - Науковедение

Книга выдающегося английского ученого Фредерика Чарльза Бартлетта «Воспоминание» вышла в свет 1932 г., в тот период развития психологии, когда репродуктивный аспект памяти считался единственным заслуживающим внимание исследователя. Бартлетт; и его подход к памяти как к активному явлению был буквально возвращен из забвения только через полвека — в конце 1970-х гг. I

Ф. Бартлетта интересовало запоминание в той форме, как оно происходит в реальной жизни. Созданные им методики повторной^ и сериальной репродукции были призваны сделать видимым процесс изменения материала при повторяющихся воспоминаниях. В первом случае испытуемый воспринимал материал, а потом пытался'", несколько раз воспроизвести его с 15-минутным интервалом. Всявтором случае в работе принимали участие несколько человек. Экс*| периментальная процедура напоминала игру «испорченный телет фон»: первому участнику показывали изображение или зачитыва*,. ли рассказ, а потом он пересказывал увиденное или услышанной второму, второй — третьему и т.д. Бартлетт считал, что результатьи применения обеих методик вполне сопоставимы, так как разделяли мнение о социальном происхождении психики человека (в этом егввзгляды близки Л.С. Выготскому). Задача исследователя заключав

8.5. Структурная модель памяти в когнитивной психологии....

. в том, чтобы проследить, какие трансформации претерпевает непривычный (например, инокультурный) материал при многократном повторении.

Бартлетт выяснил, что при повторяющемся воспроизведении материал становится все более стандартным, подходящим к тому, что он обозначил термином «схема». Схема, по Бартлетту, — это способ организации воспринимаемой информации, который основывается на прошлом опыте субъекта. Вся поступающая информация соотносится с теми схемами познания, которые имеются в наличии V человека и преобразуется в соответствии с ними. Впоследствии понятие «схема» стало важнейшим при описании процессов человеческого восприятия (см. гл. 7).

Таким образом, можно утверждать, что память имеет как репродуктивный (реконструктивный), так и продуктивный (конструктивный) аспект. Преобладание того или иного аспекта диктуется:

• направленностью деятельности субъекта (какова цель — запомнить точно или уловить суть);

• особенностями запоминаемого материала (стихотворение будет воспроизводиться репродуктивно, а прочитанный роман — продуктивно);

• экспериментальных процедур, к которым прибегает исследователь.

8.5. Структурная модель памяти в когнитивной

психологии. Сенсорный регистр. Рабочая память.

Долговременная память. Процедурная и декларативная

память. Семантическая, эпизодическая

и автобиографическая память

4

Идея представления памяти в форме совокупности взаимосвязанных структурных блоков восходит к В. Джеймсу (1890). Он ввел Разделение на первичную (совпадающую с содержанием сознания в Данный момент) и вторичную (содержащую весь прошлый опыт сУбъекта) память.

В настоящее время структурная модель памяти представляет с°бой крайне сложную конфигурацию взаимовоздействующих подсистем, которые обеспечивают выполнение всех основных функций Памяти: фиксацию, переработку и воспроизведение мнемических Удержаний в поведении и сознании. В современных структурных МоДелях памяти выделяют следующие блоки (подсистемы): сенсор-

Глава 8. Познавательные процессы. Память

ный регистр, блок распознавания информации (распознаватель), ра, бочую память и долговременную память.

8.5.1. Сенсорный регистр

Сенсорный регистр — это сверхкратковременное хранилище информации очень большого объема. В сенсорном регистре информация сохраняется от 250—500 мс (зрительная) до 2 с (слуховая). Основная задача блока сенсорного регистра заключается в том, чтобы предоставить следующему блоку возможность классифицировать по» ступающую информацию и отправить на дальнейшую переработку, Сенсорный регистр необходим нам для того, чтобы переживать мир как непрерывную целостность. Если бы мы не обладали сенсорным регистром, мир представлял бы для нас последовательность не связанных между собой изображений (перерывы в восприятии, связанные с морганием и саккадическими скачками глаз, приводили бы к забвению предшествующей информации) и разорванных звуков (слуховой сенсорный регистр позволяет опознавать слова как осмысленные комплексы).

Код сенсорного регистра изоморфен нашим органам чувств. То есть зрительная информация кодируется в виде образов, звуковая — звуков, кинестетическая — тактильных ощущений. Сенсорный регистр работает автоматически вне зависимости от нашей воли. Прекратить его работу можно, только остановив поток информации, например закрыв глаза.

Забывание в сенсорном регистре связано с интерференцией (постоянным поступлением новой информации, которая стирает старую) и затуханием. Так, после прекращения звука мы еще короткое время «слышим» его эхо, которое сменяется тишиной. Существование сенсорного регистра было открыто Дж. Сперлингом в 1960 г. Сперлинг показывал испытуемым наборы букв, расположенных В виде матриц. Изображение демонстрировалось в течение очень короткого времени. Затем испытуемого просили сообщить, какие бу№> вы он видел. При «полном» отчете испытуемый мог воспроизвести около 4—5 букв. Тогда была введена процедура «частичного отчета» После показа изображения звучал музыкальный тон. Если это бырЯ высокий тон, то испытуемые должны были отчитаться о буквах ,• верхнем ряду, если средний — в среднем, а если низкий — в нижнем» Оказалось, что в том случае, когда интервал между предъявление^ и звуковым тоном не превышал 0,5 с испытуемые могли воспроИ|1 вести любую строку матрицы, а значит, сохраняли всю матрицу^ памяти, но на очень короткое время.

8.5. Структурная модель памяти в когнитивной психологии....

8.5.2. Распознаватель

Распознаватель — это часть долговременной памяти, вынесен-i вовне (аналогично тому, как глаз является частью мозга, вынесенной вовне).

С помощью распознавателя происходит превращение хаотичного потока информации в организованные осмысленные единицы. В клинических наблюдениях выявлено явление «ассоциативной агнозии», когда пациент способен воспринять изображение, но не может его опознать (видит совокупность пятен). В данном случае происходит нарушение прохождения потока информации через блок распознавания. В ходе процесса распознавания долговременная память предоставляет в распоряжение распознавателя различные «инструменты». В первую очередь, это схемы познания. Существуют гипотезы эталонов, прототипов и черт. Данные гипотезы объясняют процедуры опознания материала разного типа (см. подробно гл. 7).

8.5.3. Рабочая память

Рабочая память — это блок памяти, в котором «циркулирует» информация, необходимая для осуществления текущей деятельности и/или присутствующая в сознании.

Содержание рабочей памяти — это то, что человек вспоминает, думает, чувствует, делает сейчас, в данный момент времени. Концепция рабочей памяти была предложена А. Бэддели и Г. Хитчем в 1974 г., придя на смену более ранней концепции кратковременной памяти Д. Нормана и Н. Во (D. Norman, W. Waugn, 1965). В данном параграфе мы будем пользоваться и тем и другим термином, в зависимости от позиции излагаемых авторов.

Объем рабочей памяти ограничен (мы не можем выполнять слишком много дел одновременно!). Ограниченность емкости рабочей (кратковременной) памяти была показана Саулом Стернбергом (1966) с помощью метода «вычитания». Данный метод основывается на предположении о том, что любой психический процесс разворачивается во времени. Измеряя время реакции в определенных Условиях, исследователь делает вывод о том, имеет ли место в действительности тот или иной психический акт. Соответственно, можно выдвинуть гипотезу о том, какие элементарные психические акты включены в выполнение задания.

Поясним логику метода вычитания на примере исследования С. Стернберга, интересовавшегося стратегией извлечения информации из кратковременной памяти. Первая проблема формулирова-

Глава 8. Познавательные процессы. Память

/

лась так: каким образом человек «сканирует» информацию кратковременной памяти — параллельно или последовательно? Вторая проблема заключалась в выяснении, какой характер носит сканирование — полный или самопрекращающийся.

Для решения первой проблемы испытуемым предлагали два ряда цифр. Первый ряд включал в себя четыре цифры, а второй — пять; Ни в том ни в другом ряду не было цифры 5. Однако испытуемых спрашивали, не помнят ли они, встречалась ли им в ряду цифра 5П Если поиск носит параллельный характер, т.е. все элементы списка проверяются одновременно, на «сканирование» первого и второго, рядов должно было уйти одинаковое количество времени. Однако! на самом деле испытуемым требовалось больше времени, чтобы от»' ветить: «цифры 5 не было», во втором случае, т.е. когда ряд был длиннее. На основании этого Стернберг сделал вывод о последовательном сканировании информации в кратковременной памяти. 2

Для решения второй проблемы испытуемым предлагался ряд цифр, включающий или невключающий цифру 5. Например, 2 3 4 — 7 — 3 (нет цифры 5) или 2—4—5 — 3 (есть цифра 5). Затем испытуемых опять спрашивали, была ли в предъявленном наборе цифра 5. Если поиск носит самопрекращающийся характер, т.е. человек, перестает сканировать информацию после того, как искомый элемент обнаружен, то время, затраченное на решение задачи в том случае, когда в ряду есть цифра 5, должно быть меньше, чем в том. случае, когда этой цифры в ряду нет. Однако Стернберг получил^ противоположный результат. Время в первом и во втором случаях оказалось равным. Таким образом, Стернберг установил, что в крати^ повременной памяти имеет место полный последовательный перебор всей находящейся там информации. Очевидно, что такая стратеги^ эффективна (да и вообще возможна), если только объем кратковре^ менной памяти ограничен. В противном случае человек бы беско-я нечно долго перебирал информацию и не пришел бы к какому-либ«| конечному результату.

Информация удерживается в рабочей памяти до тех пор, пок^ идет выполнение задачи. Затем она либо переводится в долговре! менную намять, либо теряется. Д. Норман и Н. Во показали, что оси новным механизмом потери информации из кратковременной памящ ти является интерференция. Другими словами, «старая» информа! ция, находящаяся в кратковременном хранилище, вытесняется вновь поступающей. Испытуемым предъявляли ряд из 16 цифр (коя личество, явно превосходящее объем кратковременной памяти)! Одна из цифр была «зондом». Она появлялась в списке дваждьи Задача испытуемого заключалась в том, чтобы, услышав второй рая

8.5. Структурная модель памяти в когнитивной психологии....

одну и ту же цифру, вспомнить цифру, которая предшествовала ей при первом предъявлении. Например, испытуемому давали ряд: 1, 2,5, 7, 6,3,4, 5. Так как в данном случае зондом была цифра 5, правильный ответ — 2. Если гипотеза Нормана и Во о преобладании механизма интерференции в кратковременной памяти верна, то успех решения задачи должен зависеть от количества цифр, которые включены в ряд между цифрами-зондами и не зависеть от скорости предъявления цифр. Действительно, в том случае, когда за равный промежуток времени испытуемому успевали прочесть, например, четыре или шесть цифр между цифрами-зондами, он лучше справлялся с задачей при четырех «интерферирующих единицах», чем при шести.

Некоторый объем информации, непосредственно не включенной в выполнение задачи (5—8 информационных единиц), может удерживаться в рабочей памяти путем повторения. Существуют данные о том, что качество удержания информации в рабочей памяти напрямую зависит от количества повторений. В эксперименте А. Бэдде-ли, Н. Томсона и М. Бачанана (A. Baddeley, N. Thomson, M. Buchanan, 1975) испытуемых просили удержать в памяти ряд из восьми слов. Слова представляли собой названия государств, причем для одной группы испытуемых слова были короткими (например, Чили, Китай, Чад, Бирма и т.д.), а для другой — длинными (например, Афганистан, Великобритания, Нидерланды, Швейцария и т.д.). Испытуемые из первой группы показывали значительно более высокие результаты. Авторы связывали полученные результаты с тем, что за фиксированный промежуток времени представители первой группы могли мысленно повторить ряд слов большее число раз, чем представители второй группы.

В концепции Бэддели и Хитча рабочая память разделена на три подструктуры: центрального исполнителя, который имеет небольшую емкость, но управляет двумя другими подструктурами; фонологическую петлю — «место», где идет работа с вербальной информацией, и визуально-пространственную матрицу — «место», где идет работа с визуальными объектами.

Некоторое время считалось, что в кратковременной памяти доминирует акустическое (звуковое) кодирование. Первым такую Позицию сформулировал Р. Конрад в 1964 г., предъявивший испытуемым ряды согласных букв и обнаруживший, что испытуемые Часто совершают ошибки по созвучию, а не по сходству написания. Например, при воспроизведении путают «б» и «п», а не «т» и «п». Для признания существования иных невербальных форм кодирования в кратковременной памяти важными оказались исследования

Глава 8. Познавательные процессы. Память

Роджера Шепарда (1971). Он показывал испытуемым изображен трехмерных фигур, состоящих из цепочек кубиков, развернутых пространстве (рис. 58). Испытуемые должны были сравнивать пару фигур и принимать решение об их тождестве или различии.

Испытуемые легко решали подобные задачи, несмотря на то, что стимульный материал, который использовал Шепард, было практи-s чески невозможно облечь в словесную форму и, соответственно^ закодировать акустически.

Р

Рис. 58. Тождественны ли эти фигуры? Материалдля экспериментовI на«умственное вращение», по Р. Шепарду, 1971

Таким образом, в настоящее время принято говорить о блоке рабочей памяти, состоящей из трех подструктур. Подструктура центрального исполнителя характеризуется ограниченным объемом (5—' 9 единиц информации). Фонологическая петля и визуально-пространственная матрица представляют собой рабочие «органы» данного структурного блока памяти и позволяют оперировать информацией в различных формах. Функция блока рабочей памяти, заключается в том, что, во-первых, он обеспечивает нашу текущую деятельность, во-вторых, подготавливает информацию к переводу в, постоянное хранилище долговременной памяти и, в-третьих, обеспечивает связь памяти в целом с другими психическими функциями и внешним миром.

Долговременная память

Долговременная память — это постоянное хранилище информации.

Объем долговременной памяти практически не органичен (сМ-раздел об имплицитной памяти). Человек может хранить в своей памяти огромное количество знаний, навыков и личных воспомина^ ний. Многочисленные данные свидетельствуют о том, что забывав ния как такового в долговременной памяти не существует. Скорее* можно говорить о трудностях нахождения того или иного фрагмента!

8.5. Структурная модель памяти в когнитивной психологии....

информации. С этим явлением связан описанный Р. Брауном и Д. МакНейлом (R. Brown, D. McNeil, 1966) эффект «верчения на кончике языка». Случается так, что человек понимает, что знает искомое слово. Порой он может дать его определение, указать с какой буквы оно начинается и т.д., но не может обнаружить само слово.

Помните рассказ Чехова «Лошадиная фамилия»? Генерал Бул-деев мучается от зубной боли. Его приказчик, пытаясь облегчить страдания своего шефа, рекомендует ему обратиться к знахарю. Все бы хорошо, только приказчик никак не может вспомнить фамилию лекаря. «Такая еще простая фамилия... словно как бы лошадиная... Кобылин? Нет, не Кобылин. Жеребцов, нешто? Нет, и не Жеребцов... Кобылицын... Кобылятников... Жеребчиков... Лошадинин... Лошаков... Жеребкин... Все не то! Коненко... Жеребеев?» Приказчик так и не вспомнил нужной фамилии, так что пришлось посылать за доктором, который вырвал больной зуб. Прощаясь, доктор спросил у приказчика овса. И тогда случилось чудо. «Надумал, ваше превосходительство! — закричал приказчик радостно, — Овсов!». Но было уже поздно.

Данный пример хорошо иллюстрирует мощный потенциал содержания долговременной памяти, который, однако, вступает в противоречие с ограниченными возможностями доступа к нему. Поэтому говорят, что задать правильный вопрос — это уже половина правильного ответа.

Процедурная и декларативная память. Долговременную память подразделяют на процедурную и декларативную (Л. Сквайер, 1987).

Процедурная память — это тип памяти, не связанный с представлениями (условные рефлексы, явления предшествования, двигательные навыки). Большинство явлений, относимых к процедурному типу памяти, проявляют себя в движении. Феномен памяти в двигательной сфере заключается в том, что после того, как навык приобретен, мы способны восстановить его достаточно быстро, даже если длительное время не упражнялись в нем.

Проблема формирования двигательного навыка находилась в центре внимания бихевиористов (см. гл. 2). Ими была построена «кривая научения», которая отражает ход формирования сложного двигательного навыка. На первом этапе выполнения движения его эффективность невелика («начальная площадка навыка»), потом происходит резкое повышение эффективности, затем испытуемый Достигает некоторой фазы стабильного выполнения движения, и его развитие как бы останавливается («плато навыка»). В это время стороннему наблюдателю кажется, что испытуемый не совершенствует навык, однако спустя некоторое время происходит резкий скачок

Глава 8. Познавательные процессы. Память

в качестве выполнения движения, за которым снова следует пери-/ од, когда вроде бы «ничего не происходит». Форма «кривой научения» представлена на рис. 59.

Z

12 3 4 5 6 7

- Уровень выполнения

8 9

Время

10 11 12 13 14 15 16

Рис. 59. Кривая научения, по Брайену и Хартеру, 1899

Конечно, наиболее интересным является ответ на вопрос: что же происходит в тот период, когда нет видимого прогресса в развитии навыка? Ученые пришли к выводу, что «плато навыка» является периодом, в течение которого происходит автоматизация навыков более элементарного порядка. Когда они достигают максимума развития, происходит перестройка всего способа выполнения движения, изменяется размер единицы действия. Так, Д. Норман в юности учился на курсах телеграфистов. Достаточно быстро он достиг-скорости приема сообщений 15 слов в минуту и с этого момента перестал повышать показатели. Несмотря на упорные тренировки, скорость его работы не повышалась. Тогда он пошел к опытному телеграфисту и спросил его, в чем дело. «Ты принимаешь отдельные-буквы, а надо — целые слова!», — ответил телеграфист. После это-' го Норман переосмыслил свою задачу и очень скоро совершил про-, рыв в скорости приема телеграфных сообщений (его навык стаЛ| принципиально новым).

Значимым также представляется вопрос о пределе совершеН'-ствования навыка. Можно ли улучшать качество выполнение движения бесконечно, или существует «физиологический пре

8.5. Структурная модель памяти в когнитивной психологии. ...

дел» навыка? В уникальном многолетнем исследовании Е. Крос-смана (1959), проводившемся среди рабочих сигарной фабрики, было показано, что даже после 10 лет работы навык продолжал улучшаться, хотя и приближался к некоторому постоянному значению. Огромный вклад в понимание процесса построения двигательного навыка внес Н.А. Бернштейн (см. гл. 3). В рамках его интерпретации навыка как умения решать двигательную задачу, было показано, что секрет освоения нового навыка кроется не в каких-то особых движениях, которые можно автоматически перенять у более опытного человека, а в специфических ощущениях движения. Эти ощущения нельзя скопировать, их можно только пережить. Поиск адекватных ощущений, которые обеспечивают наиболее комфортное и эффективное выполнение движения, Н.А. Бернштейн назвал «прощупыванием сенсорных коррекций». Как только человеку удается нащупать подходящие ощущения движения, происходит «озарение», умение постигается сразу и навсегда.

Еще одна проблема в рамках исследований процедурной памяти — перенос навыка. Переносится ли умение с одних действий на другие? Долгое время в психологии господствовала теория тождественных компонентов, которая утверждала, что из одного навыка в другой могут переноситься идентичные движения. Однако Н.А. Бернштейн опроверг эту концепцию. Действительно, движения, которые выполняются при игре на скрипке, очень похожи на те, которые производятся при распилке бревна. Но умение пилить бревна совершенно бесполезно при посещении скрипичного класса (как, впрочем, и наоборот). С другой стороны, круговые движения ног при катании на велосипеде, казалось бы, не имеют ничего общего с движениями конькобежца. Однако человек, который уже владеет одним из этих навыков, гораздо легче приобретает другой. По Бернштейну, дело здесь не в прямом переносе компонентов движений, а в сенсорных коррекциях (ощущении движений). В основе езды на велосипеде, так же как и в основе катания на коньках, лежит ощущение удержания равновесия над узкой опорой. Человек, знакомый с этим ощущением, легко переносит его на другое движение.

Декларативная память — тип памяти, связанный с представлениями. Она подразделяется на подсистемы семантической, эпизодической и автобиографической памяти.

Семантическая, эпизодическая и автобиографическая память. Семантическая память — тип памяти, отражающий обоб-

Глава 8 Познавательные процессы. Память

ценные знания о мире («медведь — это млекопитающее животное»/ «в прямоугольном треугольнике сумма квадратов катетов равна квадрату гипотенузы»). Информация в семантической памяти хранится в иерархически организованных сетевых структурах, которые состоят из узлов и отношений между ними. Каждому узлу соответствует набор свойств, который является истинным для него самого и всех категорий нижележащего уровня. Автор концепции семантических сетей М. Киллиан (М. Quillian, 1969) провел эксперимент с измерением времени реакции. Испытуемым предлагалось оценить истинность утверждений типа «канарейки могут петь», «канарейки имеют перья», «канарейки имеют кожу». Оказалось, что время, затраченное на оценку истинности первого утверждения, было меньше, чем затраченное на оценку второго, а оно, в свою очередь, меньше чем на оценку третьего (рис. 60).

/

8.5. Структурная модель памяти в когнитивной психологии....

Животное:

дышит

ест

имеет кожу

Птица:

имеет крылья имеет перья

Рыба:

имеет жабры плавает

7\

Канарейка:

поет

желтая

Попугай:

разговаривает

пестрый

Рис. 60. Фрагмент семантической сети, включающей три узла

По мнению Киллиана, обнаруженный факт связан с тем, что для проверки первого утверждения испытуемый мог сразу адресоваться к категории «канарейка» (канарейка поет и желтая), ДЛЯ проверки второго утверждения ему следовало «пройти» один узел (канарейка — птица, птицы имеют перья), а для проверки третье* < го — два узла (канарейка — птица — птицы имеют перья, птицы 1 животные — животные имеют кожу). Элеонора Рош в 1973 г. дополнила модель Киллиана, введя понятие степени категориального членства. Степень категориального членства отражает то, на' сколько тот или иной объект является типичным представителем

своей категории. Рош просила своих испытуемых оценить типичность различных объектов по 7-балльной шкале. Наиболее типичным овощем оказалась морковь, а наименее типичным — петрушка; наиболее типичным видом спорта — футбол, а наименее типичным — тяжелая атлетика; наиболее типичной птицей — канарейка, а наименее типичной — пингвин и т.д. При решении задач аналогичных тем, которые использовал Киллиан, время, затрачиваемое на идентификацию менее типичных представителей категории, было больше, чем на идентификацию более типичных. Например, испытуемый соглашался с тем, что «канарейка — птица» быстрее, чем с тем, что «пингвин — птица». Рош показала своими исследованиями, что семантические сети в долговременной памяти строятся не только по формальным признакам объектов. Значительную роль играет также эмпирическая частота встречаемости тех или иных свойств. Важно отметить, что узлы семантических сетей могут представлять собой не только словесные описания, но и образы, схемы и сценарии (фиксированные последовательности действий).

Эпизодическая память была выделена в отдельную подструктуру долговременной памяти Э. Тульвингом (1972). Эпизодическая память — тип памяти, в которой хранятся эпизоды прошлого. Именно ей мы обязаны переживанием прошлого, настоящего и будущего, так как единицами эпизодической памяти являются эпизоды, локализованные во времени. В эпизодической памяти действует принцип специфичности кодирования, который заключается в том, что доступность образа прошлого определяется совпадением «ключевых» элементов ситуации кодирования и извлечения. По данным Дж. Эйча (]. Eich, 1989), если испытуемые заучивали ряд слов после принятия определенной дозы алкоголя, результат воспроизведения оказывался лучше после приема аналогичной дозы. Схожие данные были получены Д. Годден и А. Бэддели (1975) для аквалангистов, которые заучивали и воспроизводили списки слов под водой и на суше.

Автобиографическая память — тип памяти, занимающий промежуточное положение между семантической и эпизодической памятью. В автобиографической памяти сохраняются личностно отнесенные события и состояния, которые определяют самоидентичность личности.

Автобиографическая память, безусловно, несет в себе некоторые черты как семантической памяти (например, создание словесно оформленной истории жизни), так и эпизодической памяти

Глава 8. Познавательные процессы. Память

(представление прошлого в виде ярких эпизодов), однако не может быть сведена к ним. Скорее автобиографическая память представляет собой структуру, «пронизывающую» многообразный мир мнемических процессов и связывающую память в целом с личностью (см. гл. 10).

Рассмотрение функций автобиографической памяти в жизни личности помогает понять, почему данной проблемой занимаются как психологи — специалисты по познавательным процессам, так и психологи, которые работают в сфере изучения личности. Функции автобиографической памяти можно разделить на три группы: связанные с жизнью человека как члена социума (интерсубъективные), связанные с саморегуляцией личности (интрасубъ-ективные) и экзистенциальные функции, которые необходимы личности для переживания и понимания своей уникальности. К группе интерсубъективных функций относятся, например, такие функции, как достижение социальной солидарности или отторжения, передача опыта новому поколению или предсказание поведения других людей по аналогии с событиями своей жизни. Люди часто объединяются вокруг общих воспоминаний о прошлом, что отражается даже в названиях многих общественных организаций, например общество «Мемориал». К группе интрасубъективных функций относятся, например, такие функции, как построение и выбор целей и тактик поведения или управление настроением (когда нам грустно, мы можем вспомнить радостный эпизод прошлого и развеселиться). Экзистенциальные функции в наибольшей степени затрагивают основные пласты личности. Среди экзистенциальных функций автобиографической памяти можно выделить:

• функцию самопознания;

• функцию самоопределения (формирования целостной стратегии жизни);

• функцию определения смысла жизни;

• функцию культурной, исторической и социальной отнесение сти (например, «быть человеком своего времени»);

• функцию осознания уникальности своей жизни;

• функцию структурирования самосознания во времени на основе интервалов самоидентичности личности (субъективной оценки изменений личности на протяжении жизненного пути);

• функцию финальной интеграции личности.

Функция финальной интеграции личности представляет ее бой, наверное, самую загадочную функцию автобиографической

8.5. Структурная модель памяти в когнитивной психологии.... 311

памяти. В критической ситуации, когда возникает угроза самому существованию, происходит виртуальное приживание заново всей жизни человека. Этот феномен получил название «вся жизнь прошла перед глазами». Интеграция личности перед завершением физического существования человека оказывается важнее прямого выживания, а иногда позволяет личности максимально сконцентрировать все ресурсы для продолжения физической жизни. Возможно, что этот механизм закреплен на биологическом уровне. Именно в момент приближения катастрофы интегрально срабатывают механизмы автобиографической памяти как особого вида памяти, и человеку открывается его истинная судьба, «зачитывается послание», над расшифровкой которого мы бьемся всю жизнь.

Исследователь предельных переживаний личности Р. Моуди (1991) пишет, что умирающий человек «пытается оценить свою жизнь, и этот обзор (прошлой жизни) можно описать только в терминах воспоминаний, хотя некоторые черты отличают его от обычных воспоминаний. Прежде всего — необычайная скорость. Эти воспоминания, когда их описывают в наших обычных временных выражениях, следуют быстро, одно за другим, в хронологическом порядке. Несмотря на то что воспоминания крайне выразительны, все, пережившие этот опыт, полагают, что этот обзор прошлого совершился буквально за одно мгновение».

Феномены автобиографической памяти крайне многообразны. Автобиографическое воспоминание может актуализироваться как в форме конкретного яркого эпизода прошлого (flashbulb — «яркая вспышка»), так и в форме лишенного наглядности воспоминания о важных и судьбоносных событиях или даже в обобщенной форме представления о своей жизненной истории и судьбе. Удобно представить структуру автобиографической памяти; в виде пирамиды (рис. 61), горизонтальные сечения которой — это эпизодическая и семантическая память, а вершина — концепция Я, принадлежащая личности. Грани пирамиды представляют собой оси времени, уровня обобщенности, опыта (знаю — помню) и отнесенности к Я. От основания пирамиды к вершине показатели по осям обобщенности и отнесенности к Я нарастают, показатели по оси опыта снижаются, а показатели по оси времени скачкообразно изменяются. Данная модель была создана на основе представления об уровневом иерархическом строении автобиографической памяти, разработанного Дж. Скулером, Д. Германом, М. Конвеем и др. (J. Schooler, D. Herrmann, 1992, М. Conway, 1996).

Глава 8. Познавательные процессы. Память

. !

8.5. Структурная модель памяти в когнитивной психологии....

Ось обобщенности Ось отнесенности к Я

Я Ось времени

Ось опыта (знаю — помню)

Рис. 61. Модель автобиографической памяти личности

Усл. обозначения:

О — воспоминание о ярком событии прошлого;

Д — воспоминание о важном событии;

Ц — воспоминание о переломном событии;

■W-— судьба человека как автобиографическая память

С помощью данной модели можно описать любой феномен автобиографической памяти. Например, представьте себе эпизод из детства. Скорее всего ваше воспоминание — это яркая, полная деталей картина, в которую вы буквально можете перенестись, как говорят психологи, «погрузиться» (максимум опыта, минимум обобщенно-стй). Практически всегда яркие воспоминания, относящиеся к раннему детству, вызывают недоумение по поводу того, почему тот или иной эпизод так глубоко врезался в память. Этот эпизод пришел вам в голову случайно, так что он не отражает полноты вашей личное-' ти, хотя, безусловно, и является фрагментом вашей жизни (минимум отнесенности к Я). Время представлено в этом воспоминании через изменения видимых объектов — пространственных отношений, конкретных действий участников ситуации. Интерпретации, которые сообщаются по поводу яркого события, всегда следуют после непосредственного воспроизведения, представляющего собой по существу повторное проживание эпизода. Они возникают отдельно, из позиции Я-настоящего и не включены в структуру самого автобиографического воспоминания. Являясь комментариями к образу памяти, интерпретации жестко не связаны с ним и могут легко ме-. няться. На рис. 61 воспоминание о ярком событии прошлого изображено кружком.

Другой специфической формой представления в сознании воспоминания о жизненном событии является «важное событие». Основное содержание воспоминания о важном событии составляет

описание результатов и последствий события, «взгляд на прошлое из сегодняшнего дня». В автобиографической памяти важное событие погружено не в ситуативный, а в смысловой контекст истории жизни. В рассказе о важном событии превалирует слой интерпретаций, в то время как детали и событийная канва, напрямую не связанная со смыслом события, не присутствуют в поле сознания. Вспоминая о таком важном событии прошлого, как, например, «поступление в институт», человек будет в первую очередь рассказывать о том, какую роль это событие сыграло в его дальнейшей жизни. В отличие от непрерывности яркого события важное событие может быть прерывным, собираться и конструироваться из разнесенных во времени фрагментов В этом случае в качестве события выступает не дискретный момент, а то, что можно назвать событийным этапом жизни. Фактор времени в автобиографическом воспоминании такого типа должен быть изолированным от содержания самого события и абстрактным (время перестает быть производной от непосредственных изменений внешней ситуации). При выполнении инструкции «вспомнить важное событие» из автобиографической памяти «вызывается» целый жизненный этап, смысловым центром которого является конкретное событие — «ключ» к важному этапу. На рис. 61 воспоминание о важном событии обозначено треугольником.

Переломное событие — это особый тип события, отличающееся критической важностью и вызывающее кардинальные изменения в личности человека. Структура воспоминания о переломном автобиографическом воспоминании строится из содержательного сопоставления того, что было «до» и «после» этого события. Например, человек может сказать: «я был равнодушным к бедам других людей, а это событие перевернуло мое отношение». Именно личностные изменения становятся маркером для временной локализации переломного события в автобиографической памяти. В рассказе о переломном событии часто образный компонент отсутствует вовсе. Воспоминание о переломном событии тяготеет к полюсу «знаю», а не «помню», поэтому значения по оси «опыт» оказываются для него низкими. На рис. 61 воспоминание о переломном событии отмечено звездочкой.

И, наконец, возле самой вершины «пирамиды автобиографической памяти» располагается пласт воспоминаний, которые человек определяет словосочетанием «моя судьба». Обычно в данное «жизненное» понятие включается всего несколько событий, однако в каждом из них воплощается личность человека как единое недели-

Глава 8. Познавательные процессы. Память

мое целое. Вершина «пирамиды автобиографической памяти» проникает в ядро личности, где Я-отнесенность максимальна («это и \ есть Я»), знания и опыт становятся неразличимы, абстрактность достигает высшего уровня, а время превращается в вечность. Судьба человека как достояние автобиографической памяти изображе