avangard-pressa.ru

Психофизиология интеллекта - Психология

Традиционная психофизиологическая метафора, точнее - научное клише, в меру незамысловато. Полагается, что некоторые особенности работы головного мозга (генетически обусловленные) определяют свойства психических процессов, составляют физиологическую основу психических способностей.

Во времена физиологизации психологии (50-е годы) Б.М.Теплов ввел различие задатков (физиологических основ) и собственно психических способностей. Первые в ходе индивидуальной деятельности мистическим способом преобразовались во вторые.

Отсюда психофизиологическая программа: на основе электрофи­зио­ло­ги­ческих исследований выявить некие основные свойства нервной системы, определить их генетическую обусловленность и установить корреляцию электрофизиологического параметра (гипотетически представляющего свойство нервной системы) и успешности выполнения того или иного теста (гипотетически представляющего психическую способность).

Эмпирически фиксируется корреляция двух пара­метров: электрофи­зио­ло­гического и поведенческого, - в сознании иследователя коррелируются два мифа: физиологическй и психологический.

Простейший вариант: когда электрофизиологический параметр есть проявление психического процесса, как шум мотора есть проявление его работы, или импульсация экрана дисплея есть лишь следствие функционирования компьютерной программы, - этот вариант почему-то отвергается.

Наиболее яркий представитель психофизиологического редукционизма - Г.Айзенк, полагающий, что интеллект определяется скоростью переработки информации нервной системой. Скорость же переработки информации связана с уровнем активированности нервной системы.

Точка зрения Г.Айзенка встречают поддержку во многих работах. В частности, В.Вайс, исследуя три поколения родственников математически одаренных детей, выдвинул предположение: "Гипотетический аутосомный рецессивный аллель в гомозиготном состоянии является предпосылкой высокого уровня развития математических и технических способностей, а также высокого значения IQ (более 130). Предполагается, что обнаруженные наслед­ственные различия объясняются различиями в "скорости переработки информации" мозгом, а та, в свою очередь, может быть связана с наследственным полиморфизмом некоего фермента, ограничивающего скорость синап­тической передачи" [1].

Главный аргумент против психофизиологического подхода - в данных самих психогенетических близнецовых исследований: коэффициент наследуемости индивидуаль­ных различий параметров ЭЭГ, ВП и пр. всегда меньше, чем коэффициенты наследумости свойств интеллекта.

Программа изучения психофизиологических основ способ­ностей заложена работами Б.М.Теплова и В.Д.Не­былицина и продолжена в работах Э.А.Голубевой и В.М.Русалова с сотрудниками.

Э.А.Голубева [2] считает, что общие способности свя­заны с темпераментными на уровне биологических основ и их психических проявлений. Она выделяет следующие общие способности: общая работоспособность, непосред­ственный и опосредованный типы активности, непроиз­водный и производный типы саморегуляции.

Непосредственная активность характеризуется пред­поч­тением разнообразия действий, темповых заданий. Э.А.Голубева считает, что уровень развития непос­редственной активности определяется активированностью нервной системы. Опосредованный тип активности она связывает с другим полюсом этого свойства - инактиви­рованностью. Она проявляется в методичности и систематичности действий. Э.А.Голубева полагает, что эти типы активности связаны с доминированием полушарий головного мозга. По ее данным "правополушарные" отличаются сильной нервной системой, лабильностью нервной системы, высокой активи­ро­ван­ностью, развитием невербальных когнитивных функций, активностью непро­из­вольной сферы. Эти дети лучше учатся, решают задачи в условиях дефицита времени, устойчивы к стрессу, поэтому лучше сдают экзамены, предпочитают интен­сивные формы обучения (например, иностранному языку) и т.д. "Левополушарные" низкоактивированные лучше учатся по гуманитарным предметам, лучше планируют деятельность, у них выше точность выполнения работы. В целом, у них лучше развиты саморегулирующая, произ­вольная сфера, вербальные функции. Они более инертны, у них слабая нервная система, устойчивая к мотивации. Если заменить понятия "высокоактивированные - низкоакти­вированные" на "экстраверты - интраверты" (по Г.Айзен­ку), то данные Э.А.Голубевой почти идентичны результатам Д.Робинсона (3) и могут быть интерпре­тированы аналогичным способом.

Тем самым, корреляция между темпераментальными свойствами личности и параметрами интеллекта выдается сторонниками психофизиологического подхода за причин­ную обусловленность первыми вторых, между тем как темпераментальные свойства скорее всего опосредуют проявление способностей в той или иной жизненной ситуации и тем самым помогают их функциональной тренировке и развитию. Помимо того, темпераменталь­ные черты определяют способ существования, оптималь­ную среду, выбор ситуаций и видов деятельности, где способности могут развиваться или не развиваться.

Надо сказать, что открытие функциональной асиммет­рии коры больших полушарий породило тысячи исследо­ва­ний, в которых связывается доминирование одного из полушарий с выраженностью у человека тех или иных познавательных способностей.

Напомним, что люди с доминирующим правым полу­шарием головного мозга являются левшами, а с домини­рующим левым полушарием - правшами. Выделяют также амбидекстров - лиц в равной мере владеющих обеими руками, а также переученных левшей.

Полагается, что левшей и правшей рождается поровну, но, поскольку наша европейская культура - "левопо­лушарная " и требует ведущей правой руки, то в ходе социализации происходит переучивание врожденных левшей. Более подробно данные о функциональной ассимметрии коры больших полушарий головного мозга, а также праворукости - леворукости изложены в соответствующей литературе, например [1].

Основная фунция левого полушария - сознательная произвольная регуляция и дискретное преобразование информации.

Установлено, что левое полушарие отвечает за рекурсивное "вычисление" локальных обобщенных приз­наков объекта, дискретные операции. Оно выделяет фи­гуру из фона и работает с информацией в фокусе - центре актуального сознания. Как следствие, оно ответственно за дискурсивное, понятийное мышление, прогнозирование будущих событий, выдвижение гипотез.

Левое полушарие - "формальный логик", чувствующий ложность высказывания, орган рефлексии, сознания и регуляции произвольных действий и когнитивного обучения. В левом полушарии хранится дискретная модель мира, разбитая на отдельные элементы, расклас­сифици­рованные и "разложенные по полочкам". Семантическая память, память "времени жизни" (по А.Бергсону - "память духа") о событиях, случившихся "там и тогда", также принадлежит этому полушарию, в ней хранятся осознанные социальные стереотипы.

Поскольку левое полушарие - "орган сознания", постольку оно ответственно за чувство "мы", социальную систему значимостей. С функцио­ни­рованием левого полушария связывают положительные эмоции и чувство юмора.

Левое полушарие - не "сухарь", а веселый, даже эйфоричный логик, живущий прошлым и будущим, но не сегодняшним днем.

Правое полушарие ответственно за подсознательные процессы, аналоговую переработку информации, непроизвольную регуляцию поведения.

В правом полушарии происходят непрерывные преобразования (топологические, пространственные и пр.). Оно производит оценку симметрии, структурированности, сложности объекта, имеет дело не с фигурой, а с фоном, не с центром внимания, а с периферией. Тем самым оно обеспе­чивает не концентрацию, а распределение внимания.

Правое полушарие является хранителем непрерывной картины мира, непроизвольной, эмоциональной памяти, не памяти значения, а памяти контекста. Оно мыслит интуитивно, чувственно - образно, осуществляя проверку гипотез. Это полушарие "верифицирующее", полушарие правды. Оно имеет дело с актуальным временем, действиями "здесь и теперь".

Правое полушарие - орган человеческого бессозна­тельного, орган подражания и бессознательной соци­ализации, хранитель личной значимости, всех подсозна­тельных барьеров. Оно все воспринимает всерьез - это полушарие обиды и депрессии, вообще - депрессии.

Если все вышеизложенное верно, то совсем нетрудно понять, чем "левши" будут отличаться от " правшей". Но эту возможность предоставляю самому читателю.

Согласно традиционным представлениям о коорди­нации деятельности обоих полушарий головного мозга в процессе осуществления интеллектуального акта, за поста­новку задачи и проверку гипотез отвечает левое полуша­рие, а за интуитивное решение - правое. Прав­да, Г.М.Гра­новская и И.Я.Березная [4] приводят четыре возможных схемы процесса решения задачи:

1). Задача ставится сознательно левым полушарием и уходит в подсознание (правое полушарие), где и осуществляется решение. При озарении, сопровождаемом эмоциональной "вспышкой", в левом полушарии возни­кает осознание.

2). Постановка задачи осуществляется подсознанием в правом полушарии, которое порождает некоторый прогноз возможных событий. Человек сознательно преобра­зует гипотезу в решение и осознает ее левым полушарием.

3). Постановка задачи также происходит в правом полушарии, там же отыскивается решение. Затем следует озарение и осознание решения левым полушарием.

И, наконец,

4). Постановка задачи, решение и осознание осуществляется левым полушарием.

Нетрудно заметить, что все тестовые задачи предполагают сознательное восприятие их условий (через инструкцию) и осознанное выполнение, то есть соот­ветствуют 1-ой и 2-ой моделям. Тем самым тестовый общий интеллект - это левополушарный интеллект.

Если, повторим еще раз, справедлива изложенная выше теория.